«Колыбель» эволюции

Эволюционная теория утверждает, что на определённом этапе развития материи, молекулы самопроизвольно организовались в живую клетку, обладающую функциями жизнеобеспечения и воспроизводства, наследования видовых и индивидуальных признаков. Теоретически это возможно, однако вероятностные оценки данного процесса вызывают серьёзные сомнения, особенно в части самопроизвольного возникновения ДНК и всего механизма обработки и передачи наследственной информации и, конечно же, развития архисложного организма из одной клетки. И уж совсем беспросветным выглядит наше знание в части формирования и функционирования сознания, разума… Здесь вопросов больше чем ответов.
Надо сказать, что противоречия сопровождают теорию эволюции со дня её рождения. В полном соответствии с философской концепцией о единстве и борьбе противоположностей эволюционная идея в виде фундаментального труда Чарльза Дарвина «Происхождение видов…» родилась одновременно со своей противоположностью — вторым законом термодинамики Карно — Клаузиуса. Полная оптимизма теория Дарвина, отдавшись на волю стихии, без парусов и ветрил, полагаясь всецело на мудрость «Его Величества Случая», взяв на вооружение лишь агрессивность и изменчивость, увлекала земную жизнь из хаоса к вершинам сложности и совершенства; в то время как теория К. Клаузиуса предрекала непрерывную дезорганизацию или разрушение изначально созданной структуры, движение к хаосу и «тепловую смерть», т.е. указывала противоположное направление естественного развития.
Однако факт остаётся фактом: движение от простого к сложному, от более вероятного к менее вероятному — существует. Движение от состояния с большей энтропией к состоянию с меньшей энтропией допускается физическими законами в термодинамически открытых под-системах как флуктуации на фоне динамического равновесия закрытой системы. В частности, на Земле, в биосфере, при постоянном притоке энергии (солнечной), в процессе её использования, переработки и накопления, реализуется такой процесс, который именуется нами эволюцией. Более того, всё выглядит таким образом, что развивающимся организмам присуща некая целеустремлённость — стремление к осуществлению заложенной в каждом из них цели, и указывает на то, что мы имеем дело не со случайной неустойчивостью, а наблюдаем направленное смещение динамической неустойчивости в сторону усложнения организации при взаимодействии объектов с окружающей средой. Пришлось корректировать эволюционную теорию. Возникла теория номогенеза — теория развития по твёрдым законам, в отличие от эволюции путём случайностей, предложенной Дарвином. Её сторонники (Л.С.Берг и др.) отводят естественному отбору и влиянию борьбы за существование второстепенное значение. Основ¬ной закон эволюции, по их мнению, это автономический ортогенез, или внутренне присущая живому организму сила, действующая независимо от внешней среды и направления в сторону усложнения мор- фофизиологической организации. Здесь решающее значение в определении направленности эволюции придают внутренним факторам организма — либо материальным, либо нематериальным, но заложенным изначально в генетическом коде или в общих физико-химических особенностях. Изначальная целесообразность (по Бергу) обусловлена стереохимическими свойствами белков протоплазмы). Спустя 17 лет после издания своего знаменитого труда Дарвин говорил: «По-моему, я сделал одну большую ошибку, что не признал достаточного влияния прямого воздействия окружающего, т.е. пищи, климата и пр., независимо от естественного отбора».
Величайшее разнообразие форм жизни и при этом удивительная выдержанность общего направления эволюции предполагает не только случайности, но и некоторые силы, устремляющие древо жизни вверх,
Д. Пэдж — английский естествоиспытатель:
«Достаточно самого короткого размышления, чтобы сразу почувствовать, что естественный отбор есть один из самых могучих деятелей в процессе прогрессивного развития; но чего нельзя никак допустить, это — того, чтобы естественный отбор сам по себе мог быть причиною прогрессивного развития органической жизни, совершающегося в определённом порядке, хотя бы это развитие шло миллионы веков».
Р. Том:
«Строго случайный характер мутаций представляет собой одну из догм современной биологии».
Существует некий закономерный механизм ускорения. Если не считать, будто все способности живой материи заложены изначально, в «день творения», то надо согласиться с тем, что этот механизм должен непрерывно подпитываться, пополнять запасы энергии и сложности. Иначе тотчас бы началась деградация. Какие земные или космические силы движут эволюцию, заставляя её подниматься с одной ступени на другую, наперекор извечному стремлению неживой материи к упрощению, тепловому равновесию, к состоянию с максимальной энтропией и минимальной сложностью?
Д.А. Соболев (1924):
«Речь может идти либо о Всевышнем Разуме, направляющем волею своей все малые и большие процессы в мире, либо о взаимосвязанном и взаимозависимом движении в рамках одного организма, машины, подчиняющихся одним законам».
Представить себе такую законченную всеобъемлющую структуру, своеобразную организованность нашего бесконечного открытого мира, определяющую и направляющую всю земную жизнь, трудно. Но если попытаться это сделать, опираясь на последние научные и философские концепции и гипотезы, то получится что-то вроде многоуровневой широкодиапазонной голографической полевой структуры, непрерывно генерирующей и транслирующей энергию и информацию, источником которых являются суперструпы, вакуум. Остаётся вопрос о том, кто всё это создал? И мы опять возвращаемся к размышлениям о Высшем Разуме и Власти.
Л. Полинг — дважды лауреат Нобелевской премии:
«Жизнь может получать из среды всё, за исключением упорядоченности и специфичности, которые присущи ей самой».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.