Майн кампф (отрывок)

«Буквально с первого же момента, — писал он в Майн кампф, — меня пленил этот город, как ни один другой. Вот истинно немецкий город! — сказал я себе. Как непохож он на Вену. на этот Вавилон наций.
Гитлер, как и положено, зарегистрировался в мюнхенской полиции, назвавшись художником и литератором, однако не приложил ни малейших усилий, чтобы попасть в академию.

Как и оставил без внимания то обстоятельство, что в те годы Мюнхен являлся самым оживленным городом Германии, оплотом искусств, привлекавшим множество художников, философов, писателей и прочих представителей свободных профессий, несших в себе протест против затхлой атмосферы буржуазной и официозной Германии. Весь город, а в особенности северный его район Швабинг, превратился в самобытнейший центр притяжения современных течений в искусстве, привлекая к себе всевозможных представителей смелого экспериментаторства не только в интеллектуальной сфере и искусстве, но и в области политики, причем, как правых, так и левых. Однако художник-неудачник Гитлер держался поодаль от той самой питательной среды, куда свободно мог окунуться всякий желающий. Гитлер жил теперь еще более замкнуто, чем в Вене, не общался почти ни с кем, кроме семейства, у которого квартировал, и продолжал писать в прежней жестко академической манере архитектурные пейзажи, продажей их зарабатывая себе на жизнь, а прочее время посвящал чтению— либо в библиотеке, либо у себя в комнатушке, изредка участвуя в спорах недовольных посетителей кафе.
По словам самого Гитлера, он все глубже штудировал марксизм, эту науку разрушения, и изучал связь марксизма с еврейством. Гитлера все более и более возмущало та безмятежность, с которой в Германии воспринимали исходящую от марксизма и еврейства опасность. Равным образом его возмущал альянс Германии с империей Габсбургов и неспособность правительства осознать, что последняя перестала быть немецким государством и что обстоятельства, связанные с этим, в случае войны потянут Германию на дно. С этих философских высот Гитлер внезапно был сброшен на землю, когда полиция арестовала его за уклонение от военной службы в Австрии, и ему было приказано немедленно возвратиться в Линц для исполнения воинского долга. В страхе юный Адольф направил прошение о снисхождении, сославшись на свое бедственное положение, а также правовую неосведомленность, и ему удалось так разжалобить генерального консула Австрии, что тот в конце концов признал Гитлера не годным к несению боевой и вспомогательной службы по причине слабого здоровья, не способным носить оружие и разрешил ему явиться в Зальцбург вместо Линца.»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.