Мифы о сексапильности

Сегодня уже никто не сомневается в том, что секс является одним из основных двигателей человечества. Еще в начале времен зачатки эротической функции, активно проявившейся в ходе истории, нес в себе костюм.

Как считает одна из наиболее радикальных модельеров современности Вивьен Вествуд, «секс всегда был непременным атрибутом одежды и остается им до сих пор». Мы же попробуем проследить, что происходило в этой сфере в XX веке.

Для начала вспомним некоторые факторы, которые повлияли в дальнейшем на существенное изменение понятий морали и нравственности. В конце XIX века выходят труды Фрейда и Юма, появляются первые феминистки, Оскара Уайльда сажают в тюрьму главным образом за вольный характер его произведений (и еще за кое-что), модерн активно культивирует легкую эротику, а Обри Бердслей — жесткую; позднее выходит в свет роман «Любовник леди Чаггерлей». Мужской костюм существенно упростился, приобрел современный вид. Практичность стала неотъемлемым условием одежды занятого делового человека. Поэтому богатство и власть начали демонстрировать с помощью жен — молодых и красивых (нечто подобное мы наблюдаем сегодня и у нас).

Первая мировая война заставила женщин заменить мужчин во всех сферах гражданской жизни и сильно укоротить юбки. Таким образом, война сделала для освобождения женщин больше, чем все призывы воинственных суфражисток вместе взятые. Это не прошло без последствий — в отсутствие мужчин женщины любили друг друга, что немедленно отразилось на костюме. Между двумя войнами в моду вошел образ женщины-мальчика «а» la garcon». Женщины активно начали курить, носить мужские виды одежды. Появились даже клубы только для женщин. Впервые наркотики распространились по всей Европе и стали модным атрибутом светских вечеринок. Генри Миллер писал свои романы.

Но уже в 30-х годах произошел резкий поворот к гиперженственности, и с тех пор каждый раз, когда мода нашего века делает реверанс в сторону женственности и соблазнительности, мы вспоминаем 30-е годы, и вновь появляются длинные струящиеся платья, обнажающие спину больше, чем грудь, открытые туфли из тонких ремешков и на высоком каблуке, крой по косой, блестящие и сверкающие ткани. Об образе жизни дают представление романы Фицджеральда.

После Второй мировой войны в моде произошли кардинальные изменения. Мы не станем подробно останавливаться на стиле Диора 70-х годов и сексуальной революции хиппи. Эти явления привели к тому, что сегодня очевидно для всех: секс есть один из самых хорошо продаваемых товаров в прямом и переносном смысле. Большой бизнес заметил это в 50-х: «Лолита» В. Набокова, Брижит Бардо в качестве символа Франции, первые бикини. Женщины массово надели джинсы. После миролюбивых хиппи, утвердивших «рок, секс и наркотики», пришли воинственные панки — к сексу примешалось насилие (что, кстати, было его неотъемлемой частью уже за много веков до того).

Далее процесс шел по нарастающей. 80-е и 90-е принесли кое-что новенькое: в арсенал общеупотребимых образов вошли андрогины и транссексуалы с их культурой drug queens, мода на татуировки и пирсинг (прокалывание любых мест на теле). Уже никого не шокируют дефилирующие по подиуму модели с обнаженной грудью или другими частями тела.

Сегодня молодость и сексапильность — необходимые атрибуты успеха. Реклама и бизнес активно эксплуатируют все мыслимые формы любви и секса. Со страниц модных журналов на нас смотрят обольстительные женщины-вамп, нимфетки, лесбиянки с прекрасными и стройными телами, одетые в прозрачные, кружевные, блестящие платья-комбинации или, напротив, в подчеркнуто мужские костюмы, что только будоражит воображение.

С экранов кинематографа на нас выплескивается поток постельных и прочих аналогичных сцен. Массовому сознанию навязывается (и очень успешно) необходимость и важность такого образа жизни. Поразительным образом у нас создается впечатление реальности этого мифа. Многие люди невольно переносят видимое в область существующего и начинают переживать, если не соответствуют по каким-то параметрам рекламным идеалам.

Кельвина Кляйна ждали неприятности с властями и большой коммерческий успех, когда он решил использовать в качестве рекламы выпускаемого его фирмой белья снимки юношей и девушек, почти детей, на которых слишком откровенен намек на секс и двуполость. Ж.-П.Готье постоянно эпатирует публику своими крайне двусмысленными коллекциями, в которых, кстати, всегда присутствует большая доля иронии.

Вообще в моде заметно легкое, веселое и поверхностное отношение к сексу. Ему уже не служат, как в начале века, насаждая мистику, но используют как легкий и приятный способ получить удовольствие, и не важно, в какой форме. Имена таких модельеров, как Т.Мюглер, А.Маккуин, В.Вествуд и Д.Галиано, также постоянно упоминаются в СМИ. Но и многие другие художники в той или иной мере приложили руку к поддержанию мифа сексапильности. Недаром уже несколько сезонов держатся на подиумах модели в стиле transparent — прозрачные и призрачные. Юбки, похожие своими размерами, скорее, на пояса, завоевали популярность, сравнимую разве что с первыми мини Мери Куант.

Очевидно, что сильное ослабление влияния христианства, мировые войны и интересы бизнеса привели мир на грань сексуального безразличия и вседозволенности. И как долго продолжится этот процесс, к чему он приведет, говорить трудно. Впрочем, нам известно из истории, что новые времена приносят с собой новые идеалы. Может быть, мы еще дождемся моды на девственность и аскетизм, что не кажется таким уж невозможным в связи с ростом числа заболеваний, передающихся половым путем, смертностью от СПИДа и наркотиков, растущей озабоченностью по поводу падения авторитета семьи. Будем надеяться на это.
Т.Кулахметова.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.