Наука древних храмов

Все религии мира — это только различные подходы к единой ис­тине, ключи к ней, воплотившие в себе разные уровни организации (сознания) сообществ всех времён и народов. Они многогранны и сложны. Все великие религии имеют внешнюю и внутреннюю исто­рию; одну — видимую, другую — скрытую. Внешнюю историю состав­ляют догматы и мифы, преподаваемые публично, в храмах и школах, вошедшие в культ и отразившиеся в народных суевериях; внутреннюю — тайное учение, оккультная деятельность Посвященных, Пророков и Реформаторов, которые создавали, поддерживали и распространяли живой дух религий. Первая — открытая официальная история, тем не менее достаточно запутанная и противоречивая; история, которая представляется в рамках земных форм. Вторая — эзотерическое преда­ние, тайное, трудно распознаваемое, разворачивалось в душе великих Пророков, которые неохотно доверяли свои мысли пергаментам, — в ней, в гармонии духовного и материального, проявляется внутренняя суть вещей. И этой внутренней истории не чужды научные подходы.
То, что мы понимаем под «наукой древних храмов», — это проблес­ки света коллективного разума человечества, скрытого от нас в физи­ческом и ментальном смысле, источник великой мудрости, всю глуби­ну которого нам ещё предстоит понять. Изучение, толкование и реви­зия скрытых истин, недосказанных в религиозных источниках, и со­ставляет суть всевозможных теософских, антропософских и иных взглядов и доктрин. Ревизией Библии занимались в своё время рефор­маторы Лютер и Кальвин, теософы: Ьлаватская, Оскотт, Безарт, антропософы: Штейнер, Риттелъмейер, Фрилинг… Многим грешат переводы, и это также даёт пищу для всевозможных иносказаний.
Если на историю религий взглянуть непредвзято, глазами единой истины, которая даётся только, как уверяют теософы, внутренним по­священием, раскрывается единство в многообразии. То, что разворачи­вается перед духовным взором, совсем не похоже на учения, которые даёт церковь, ограничивающая божественное Откровение лишь догма­ми христианства. Точно так же не похоже оно и на то, чему учит мате­риалистическая наука, хотя последняя имеет более широкую точку зре­ния, ибо она ставит все религии на одну ступень и прилагает ко всем единый метод исследования. Её учёность глубока, её усердие достойно удивления, но она ещё не поднялась на точку зрения сравнительного эзотеризма, который раскрывает историю религий и историю человече­ства в совершенно новом свете, — так считают современные теософы.
Эзотерическая доктрина, в отличие от религии, выражающей исти- fry под покровом символов, которые в тёмном сознании толпы перехо­дили в суеверия, открывает более широкие перспективы, согласуясь с законами мировой эволюции. Для мудрецов и теософов Востока и Гре­ции истина являлась совершенно в ином свете. Не отстраняясь от фи­зического мира, они сознавали, что истина пребывает прежде всего в нас самих, в началах нашего разума и во внутренней жизни нашей души. Для них душа была единая, божественная реальность и ключ, отмыкающий Вселенную.
Кто они, эти мудрецы — созерцатели, мечтатели или факиры? Нет, более великих мир не знает! Их имена сияют, как звёзды первой вели­чины, на небосклоне человечества: Кришна, Будда, Зороастр, Гермес, Моисей, Иисус. Это конструкторы умов, будители душ, организаторы общества. Они жили ради своих идей, готовые на всякое испытание, сознавая, что умереть за Истину есть величайший и наиболее дейст­венный подвиг. Эти Мудрецы и Пророки были величайшими благоде­телями, чья искупительная сила вырвала человечество из бездны низ­шей природы и отрицания, а их живая сила до сих пор питает его… Они создавали науки и религии, литературу и искусство.., они зажгли в сердцах людей огонь Веры и Надежды.
По выражению Готфрида Вильгельма Лейбница, немецкого фи­лософа и математика, есть нечто вроде вечной философии, которая образует первичную связь между наукой и религией и утверждает их конечное единство.
Древняя теософия, берущая начало в Индии, Египте и Греции, со­ставляет целую энциклопедию: теогонию — науку об абсолютных принципах, тождественную с «наукой о числах» в их приложении ко Вселенной, или священную математику; космогонию — осуществление печных принципов в пространстве и во времени, или инволюцию духа r материю; психологию — организацию человека, эволюцию души на протяжении всей цепи существований; физику — науку о царствах при­роды и их свойствах.
Её истоки проявляется в триипостасной доктрине Кришны, которая придаёт брахманизму его могущество, а религии Индии — её неиз­гладимую печать. Для арийской расы зачаток и зерно её заключается в
Ведах. Будда, который, по хронологии брахманов, явился позднее Кришны на 2400 лет, выдал миру ещё одну сторону тайной доктрины — учение о метампсихозе и о ряде человеческих существований, связан­ных между собой законом кармы. Древность священной доктрины не менее поразительна и в Египте. Мысли Гермеса открылись для нас в глубинах царских гробниц, на свитках папируса «Книги мёртвых», которую в течение четырёх тысяч лет охраняли безмолвные мумии. Эзотерическая идея в Греции ярко выражена в мифологии Эллады, начертана в орфических отрывках и в синтезе пифагорейцев, в фанта­стической диалектике Платона. Оккультная традиция Израиля проис­ходит из Египта, Халдеи и Персии; сохранена для нас во всей её глуби­не, хотя и под покровом странных и туманных форм, каббалой.
Христианский эзотеризм содержится в Евангелиях, в высокодухов­ном учении Иисуса Христа. У него мы находим доктрину трёх Ипо­стасей и божественного Глагола, звучавших прежде, в течение тысяче­летий, в храмах Египта и Индии.
Каковы же основные принципы эзотерической доктрины?
Дух есть единственная Реальность; материя — лишь его внешнее выражение, изменчивое, мимолётное, его динамизм в пространстве и времени. Творчество вечно и непрерывно, как сама жизнь. «Микро­косм» — человек, со своей тройственной организацией (дух, душа и тело), есть подобие и отражение «макрокосма» — Вселенной (мир бо­жественный, мир человеческий и мир естественный), который, в свою очередь, есть тело Бога, абсолютного Разума, соединяющего в своей природе Отца, Мать и Сына (сущность, субстанцию и жизнь).
Для мудрецов Индии и Египта все видимое развитие было лишь внешним аспектом мира, его отраженным движением. Они искали объ­яснения его в аспекте внутреннем, в движении прямом и изначальном. Они находили его в другом порядке законов, который открывается на­шему разуму. Для древней науки безграничная Вселенная не была мёртвой материей, управляемой механическими законами, она была живым целым, одарённым разумом, душой и волей. Это великое тело Вселенной имело для неё бесконечное число органов, соответствую­щих его бесконечным способностям.
Как в человеческом теле все движения происходят от мысля­щей души и от действующей воли, так в глазах древней науки ви­димый порядок Вселенной был лишь отражением порядка Невидимого, т.е. космогонических сил и духовных монад всех царств, видов и родов, вызывающих своей непрерывной инволюцией в материю эволюцию жизни.
Наука древних храмов имела целью раскрыть внутреннюю суть, распознать скрытый смысл вещей. Она не выводила разум из мате­рии, но материю in разума; свет Разума проявляет все вещи, ожи­вотворяет все формы и является субстанцией и органом Бога. Эта
наука не приписывала рождение Вселенной слепому (случайному) сцеплению атомов, но зарождение атомов объясняла вибрациями ми­ровой Души. Она двигалась по спирали, от общего к частному, от Невидимого к Видимому, от чистого Духа к организованной мате­рии, от Бога к человеку. Этот нисходящий порядок Сил и Душ, поро­ждающий встречный восходящий порядок, движение Жизни и Тел, представляет антологию, или науку об общих свойствах сущего, и со­ставляет основу эзотерической космогонии. В эзотерическом учении физическое тело является результатом неустанной работы души, которая действует на него посредством своего высшего начала так же, как вечный Дух действует на видимый мир, который есть не что иное, как его проявленный динамизм.
Что такое душа? Это искра божественного Духа, частица Мировой Души, бессмертная Монада. Её таинственное рождение относится к началам организованной материи; развитие — через бесчисленные су­ществования, продвижение по ступеням через все царства природы, будущее — в бездонном сиянии божественного сознания. Слепая и смутная в минералах, индивидуальная в растении, поляризованная в чувствительности и инстинкте животных, сила эта на протяжении все­го медленного процесса стремится к сознательной Монаде; что же ка­сается элементарной монады, то она является уже в низшем животном.
Итак, душевный и духовный элемент существует во всех царст­вах, хотя в низших царствах он является в состоянии непробуждённом, зародышевом. Где начинается монада, в какую эпоху своего длинного космического существования элементарная душа стала чело­веческой? На эти вопросы нет ответа.
То, что мы называем своей душой, есть эфирный двойник тела, в ко­тором заключён бессмертный дух. Дух строит и ткёт для себя силой сво­ей собственной деятельности своё духовное (‘астральноеj тело. Духов­ное тело — это чувствительная оболочка духа, её волевое орудие, через которое тело оживляется и без которого оно было бы безжизненно. Аст­ральное тело содействует всем процессам материального тела; в сущно­сти, астральное тело и производит их, так как физическое тело без него — одна инертная масса. Хотя это тело гораздо тоньше и совершеннее зем­ного тела, оно не бессмертно, как заключённая в нём монада. Оно изме­няется и очищается соответственно той среде, через которую проходит.
То, что составляет сущность каждого человека, развивается в тече­ние миллионов лет на протяжении планетной цепи, проходя через все низшие царства и сохраняя во всех этих существованиях индивидуаль­ное начало. Эта ещё неясная, но неразрушимая индивидуальность явля­ется божественной печатью монады, в которой Бог хочет проявиться через сознание. Чем выше поднимаются ряды организмов, тем более развивает монада дремлющие в ней начала. Поляризованная сила дела­ется чувствительной, становится инстинктом, а инстинкт — разумом. И по мере того как зажигается колеблющийся факел сознания, душа дела­ется всё более независимой от тела, всё более способной вести свобод­ное существование. Перед смертью душа предчувствует свою разлуку с телом. При приближении агонии душа обозревает всю свою земную жизнь в сжатых, быстро сменяющихся и ярких картинах. Когда весь сви­ток изжитой жизни развернулся, душа теряет сознание. Человеческая душа приходит из высших миров и после смерти возвращается туда же.
Эзотерическая доктрина древнего Востока даёт учение о групповой душе каждого вида животных; собрав опыт, умирающее животное на­правляет индивидуальное сознание в общую групповую душу и тем обогащает её.
Чарльз Дарвин указал на законы, следуя которым природа вы­полняет божественный план; законы эти: борьба за существование и естественный отбор. Он доказал изменчивость видов, сократил их чис­ло и установил происхождение. А вот его последователи, теоретики абсолютного трансформизма, желавшие произвести все виды от одного первоначального типа и ставившие их появление в полную зависи­мость от среды, делали большие натяжки в пользу чисто внешнего и материалистического понятия природы. Теософы категорически не согласны с такой постановкой вопроса: «среда объясняет появление видов не более, чем физические законы объясняют законы химические, не более, чем химия объясняет эволюционный принцип растения, а эволюция растения — эволюцию животного». Что касается больших отделов животного царства, они соответствуют вечным типам жизни, обозначающим различные ступени сознания. Появление млекопитаю­щих после пресмыкающихся и птиц имеет причину не в изменении земной среды; изменённая среда представляет собой только условия. Появление это обусловлено новой эмбриологией, следовательно, и но­вой разумной жизненной силой, воздействующей изнутри, из той внут­ренней сути природы, которую можно назвать потусторонней по от­ношению к нашим физическим чувствам. Без этой сознательной жиз­ненной силы невозможно объяснить появление даже самой ничтожной органической клетки в мире неорганическом. Человек, это подобие Мировой Души, синтезируя все законы эволюции и всю природу в сво­ем теле, покоряет её и поднимается над ней для того, чтобы через соз­нание и через свободу вступить в беспредельное царство Духа.
Эзотерическая доктрина допускает трансформацию зоологических видов не только вследствие второстепенного закона отбора, но и вследствие основного закона проникновения в Землю «сверхфизиче­ских» сил, и воздействия разумных начал и невидимых сил на все жи­вые существа. Если на Земле появляется новый вид, это означает, что более высокого типа души воплощаются в данную эпоху в потомков прежнею вида для того, чтобы поднять его на более высокую ступень, формируя и трансформируя его по своему образу.
С точки зрения эволюционной теории, человек есть венец всех предыдущих видов. Но такой подход ставит объяснение появления человека в один ряд с появлением первой водоросли или первого мол­люска в глубине моря. Всё это постепенное творчество требует — как и каждое рождение — проникновения в Землю невидимых сил, творящих жизнь. И вопросы о том, где начинается жизнь и какова её цель, оста­ются открытыми.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.