Науки в нашем смысле…

Науки в нашем смысле…

Науки в своём смысле в промежуток времени Ивана Грозного еще не присутствовало.
Открытия и изобретения, хотя и происходили, но еще не воздавали их
авторам всеобщего признания и всемирной славы. Положение науки в духовной жизни общественности принимало богословие. Иван бурно погружался богословским делам и почтил себя непрекаемым авторитетом в богословских риторический вопросах.
Ежедневно в Александровской слободе сосвоими опричниками — изуверами после самого обеда он проводил душеспасительные и поучающие разговоры. Он сам писал на богословские темы сочинения. Между прочем, в данных сочинениях проявляется одна черта, необыкновенно индивидуальнейшая для наукообразных трактов паранойиков. Это — огромнейшее количество наиширочайших цитат.
Как и выделял В. О. Ключевский, «Иоанн полюбливал пестрить свои собственные сочинения цитатами некстати и кстати. Даже в письмах его к князю Курбскому, его бывавшему сподвижнику, убежавшему за сам рубеж, он на шагу втыкает отделенные строки из писания, иногда переписывает подряд целые главы из обветшалых пророков».
Помимо идей величия и преследования царю Ивану были неотчуждаемы установленные характерологические черты, характерные паронормальной психопатии.
Недопустимость к замечаниям в свой собственный адрес, непереносимость расхождений обыкновенно служат очень частой причиной скандалов и конфликтов. Как повествовали русские историки, Иван Грозный полагал добрейший совет посягательством на свои собственные права, разногласие со своими планами — значком крамолы, измены и заговора. Разногласие неоднократно влекло у него взрывы яростнейшей злобы и свирепейшего гнева. При наличие в руках огромнейшей власти это приводило к ужаснейшей самочинной расправе именно с теми, кто рискнул в чем-либо ему прекословить. Самоличное убийство Иваном Грозным своего же сына, попрекнувшего в чем — то своего отца на перу, пожалуй, может совслужить самым выразительным, но далеко не единным случаем в данном отношении.
В чем именно ему попрекнул сын, точно так и не известно.
По одним соображениям он вступился за собственню жену, которую Иван обязывал к сожительству с самим собою. По другим — дал обвинение отцу в том, что он не дает защиты Пскову от тех самых поляков. На другом пиру Иван устремил нож в сердце Оболенского, давшего небольшой намек на его гомосексуальную связь с Федором Басмановым. Недопустимость Грозного неповиновению добиралась до нелепостей: он велел перерубить высланого из Персии ему в подарок слона лишь за то, что тот не востал перед ним на колени.
Со слов В. О. Ключевского, царю Ивану каждую минуточку необходимо было подавть чувствовать, как его уважают и любят, абсолютно всецело ему лишь одному преданы.
Те, кому данное мастерски удавалось, на некий период у Ивана производили чувство неотвязности и в этот период владели его личным доверием до самого излишества. Такими людьми попеременно Сильвестр и Адашев, друг его детства Федор Воронцов, Малюта Скуратов и позже Федор Басманов.
Но не наиширочайшее доверие постоянно было временным. Все, кроме Малюты Скуратова сгинули по вине царя Ивана.

Хочу все знать hochuvseznat.com

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.