Объектом идей преследования…

Объектом идей преследования со временем становятся самые близкие
люди — родные, закадычные друзья. Царь Иван, подозревая в измене,
умертвил своих родственников — двоюродного брата князя Владимира
Андреевича, его жену, его старуху мать (монахиню) и жену его брата
(то же монахиню). Кстати, в расправе с князем Вла­димиром Иван избрал
способ, к которому, по-видимому, охотно прибегают стоящие у власти
паранойяльные личности, когда хотят избавиться от лица, пользующегося авторитетом или популярнос­тью или занимающего высокое положение.


Этот способ — насиль­ственное самоубийство. Иван заставил князя
Владимира выпить яд.
Под конец заговоры и измены стали чудиться царю Ивану даже в среде
излюбленной им опричнины. Ее вожди и царские любимцы — князь Вяземский, отец и сын Басмановы были подвергнуты жестоким пыткам и казнены.
Сам главарь ивановского застенка Мал юта Скуратов избег подозрений
и казни, по-видимому, лишь потому, что погиб в одном из боев.
Рука об руку с идеями преследования у больного паранойей идут идеи
отношения, а зачастую и воздействия, и отравления. Ве­роятно, это идеи также были присущи Ивану. По словам летопис­цев, в печальных взорах своих вельмож он усматривал предатель­ство, а в их молчании ему слышались укоризны и угрозы. «Отга­дывать» по взглядам чужие мысли — одна из характерных черт бреда отношения.
Страх быть отравленным все время тяготел над Иваном. Пищу и вино
он брал только из рук Вяземского или Федора Басманова. Причину
смерти своих жен — первой Анастасии, второй Марии и третьей Марфы
он видел в «порче» со стороны придворных и род­ственников прежних
жен. Тем не менее, яд и отрава сделались од­ним из средств для
расправы с мнимыми врагами. В обязанности лейб-медика Ивана голландского лекаря Бомевилля входило при­готовление адов, а царский любимец кравчий Федор Басманов на пирах подносил от царя чаши с отравленным вином тем боярам, на которых падало царское подозрение в измене.
Не менее угнетал царя Ивана страх стать предметом воздей­ствия
колдовством и злыми чарами. Именно эти обвинения были предъявлены его бывшим любимцам Вяземскому и Басманову. За­подозрить их в измене, по-видимому, казалось невероятным даже для Ивана. Он же настойчиво повторял, что его первую любимую жену «извели».
Была обвинена в намерении «чародейством извести царя» и некая Мария,
подозреваемая в близости с Адашевым — привер­женцем царя в его молодые годы, на которого с годами пал цар­ский гнев. За чародейство ее, заодно уже вместе с ее пятью сыно­вьями, казнили.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.