Подобное случилось…

Подобное случилось и в жизни царя Ивана: в начале
четвертого десятка жизни он перенес какое-то смертельно опасное
заболевание, а вскоре после этого потерял первую горячо любимую
жену Анастасию, по которой тосковал до конца дней.


В 1564 г. царь Иван Грозный со своей семьей, узким кругом дове­
ренных лиц, захватив с собой казну и дворцовое имущество, неожи­
данно покинул Москву и отправился жить в Александровскую сло­боду.
Причиной бегства явились непрестанные мысли о преследо­вании со
стороны бояр, о мнимых заговарах, хотя, как свидетель­ствуют
историки, к тому времени не только что заговоров, но и ка-
кого-либо неповиновения со стороны бояр уже не было. По-види-
мому, мысль о спасении бегством и позже неоднократно вспыхива­ла
в сознании Иоанна. В своем завещании, написанном около 1572 г.,
он серьезно изображает себя изгнанником, скитальцем. В. О. Клю­
чевский писал о его намерении бежать в Англию и искать приста-
ница у английской королевы.
С бегством Ивана из Москвы царство осталось без царя. При­нимая
посольство с мольбами вернуться на царство, Иван сказал о боярах:
«Извели нашу короткую и благочестивую супругу Анаста­сию Романовну,
и, если бы бог нас не охранил, открывая их замыс­лы, то извели бы
и нас, с нашими детьми. Того ради, избегая зла, мы поневоле должны
были удалиться из Москвы…».
Как свидетельствуют летописи, в период бегства из Москвы во внешности
царя Ивана внезапно произошли резкие перемены. Прежде статный и
красивый он вдруг постарел, осунулся, на голове и бороде его внезапно
выпали почти все волосы. Как пишут лето­писи, царь стал «нелеп», то
есть некрасив.
Царь Иван согласился вернуться в Москву при условии предо­ставления
ему по сути дела неограниченной полицейской дикта­туры, права
расправляться с кем захочет и как захочет и чтоб ник­то ему в этом
не перечил. Даже духовенство лишено было право просить царской
милости к осужденным.
Кремль — древняя резиденция московских князей — уже не ка­зался
Ивану безопасным. Он стал жить то в укрепленной Алексан­дровской
слободе, окруженной заставами и дозорами, то в специ­ально выстроенном
для него дворце на Неглинной за глубокими рвами и высокими стенами.
Но главное — с целью обеспечения своей безопасности царь создал
опричнину — особую касту людей, пользующуюся неогра­ниченным правом
убивать царских врагов и грабить их имуще­ство, ни от кого, кроме
самого Ивана, независимых, ни скем, кроме него, не связанных, молодых,
отчаянных, часто с темным прошлым, готовых на все, отрекшихся от
друзей и родных. Опричнина — отряд тысячу человек, впоследствии
увеличенный до шести тысяч — стал специальным корпусом дозорщиков
внутренней крамолы. Его цель была не просто охрана существующей власти,
а постоянное выис­кивание царских врагов, вынюхивание возможных
заговоров и вся­кого недовольства. Между тем, авторитетные историки.
свидетельствуют, что в создании подобного рода корпуса Г 383 вто время
не было никакой необходимости. Политическая сила боярства была
подорвана предшествующим периодом царствова­ния Ивана. Местничество
лишало боярство способности к друж­ному действию. Знатнейшие бояре
своим правлением в период ма­лолетства Ивана приобрели только
ненависить народа.


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.