Современник Моисея

ОТКРОВЕНИЕ ГЕРМЕСА ТРИСМЕГИСТА
Н. В. Шабуров

Мастер сделавший в 1488 г мозаику в Сиенском соборе, изобразил рядом с Моисеем Гермеса Трисмегиста (Трижды Величайшего) Каким образом рядом со столь
почитаемым в христианстве еврейским законоучителем оказался этот странный персонаж не имеющий никакого отношения ни к христианству, ни к библейской традиции»
Прежде чем ответить на этот вопрос, приведем некоторые факты За сорок лет до
создания мозаики Сиенского собора Николай Кузанский, который (не следует забывать об этом) был не только великим философом, но и кардиналом католической
церкви, счел возможным сравнить в своей «Апологии ученого незнания» (1449) речи
приписываемые Гермесу, со словами самого Христа «И Гермес Трисмегист Асклепия
и Дионисий Ареопагит Тимофея учили тому же что заповедовал нам Христос он
запретил бросать перед неразумными свиньями жемчуг, под которым нужно понимать
Царство Божие» Из сочинений, дошедших до нас под именем Гермеса Трисмегиста
Николай Кузанский знал трактат «Асклепий», сохранившийся в латинском переводе
Автором этого латинского перевода долгое время ошибочно считали Апулея
Латинский ‘ Асклепий» оставался до середины XV в единственным герметическим
трактатом известным в Западной Европе Однако в числе многочисленных рукописей
вывезенных на Запад греками, покинувшими родину после падения Византийской
империи, оказался и корпус философских герметических трактатов Эти трактаты
были в 1463 г переведены на латинский язык известным итальянским гуманистом и
неоплатоником Марсилио Фичино, прервавшим работу над переводом
«божественного’ Платона, чтобы поскорее сделать доступными читающей Европе
тексты, по его мнению, более важные, чем диалоги Платона Значение подобных тек-
стов покоилось на авторитете их автора — Гермеса Трисмегиста Но на чем зиждился
этот авторитет» Вот что писал Марсилио Фичино в предисловии к своему переводу,
напечатанному в 1471 г и оза1лавленному «Книга Меркурия Трисмегиста о Могу-
ществе и Мудрости Бога» ‘В то время, когда родился Моисей, прославился астролог
Атлант, брат физика Прометея и дед по матери старшего Меркурия, его внуком был
Меркурий Трисмегист А он [Трисмегист] назван первым создателем богословия
Следующий за ним Орфей обрел вторую часть древнего богословия К святыням Ор-
фея был приобщен Аглаофем Аглаофему наследовал в богословии Пифагор, а тому
следовал Филолай, наставник нашего Божественного Платона
Эта фантастическая схема делает понятным энтузиазм Фичино и других итальянских гуманистов, вызванный знакомством с герметическими текстами В них видели
основной источник древней мудрости, той вечной богооткровенной философии, которой, по мнению неоплатоников Ренессанса, учили и библейские книги, и сочинения
Платона, Плотина, Дионисия Ареопагита А автор этих текстов считался боговдохновенным египетским мудрецом и современником Моисея Поэтому столь велик был
успех герметических сочинений Современный исследователь культуры итальянского
Возрождения Э Гарэн нарисовал следующую картину «Изображенный в соборах
почитаемый в Риме, воспеваемый во Флоренции, обсуждаемый в академиях, Трисмегист заставляет услышать свое слово с почтенных университетских кафедр Профессора, сообразуясь со вкусами и необходимостью, берут его в качестве темы для своих
лекций Политические и религиозные ораторы черпают из него — отнюдь не у Аристотеля или отцов церкви — цитаты, которыми украшают свои речи Виднейшие герметисты этой эпохи — Франческо Патрици, Джордано Бруно, Томмазо Кампанелла
Наиболее значимым было влияние герметических идей, в особенности содержащихся в
трактате «Асклепий», на Дж Бруно Но этого вопроса мы коснемся чуть позже
Отрезвление наступило в начале XVII в В 1614 г вышла книга швейцарского филолога Исаака де Казобона, где автор доказывал что сочинения, приписанные Гермесу Трисмегисту, не могли быть написаны египтянином — современником Моисея
Казобон датировал их временем не ранее конца I в н э Изыскания Казобона привели
к тому, что герметические идеи оказались отодвинутыми на периферию философской
и научной мысли И хотя интерес к Герметическому корпусу сохранялся до конца XVII столетия и выказывали его такие ученые как Роберт Бойль и Исаак Ньютон, прежней
славы Гермес Трисмегист не достигал уже никогда Разве только в теософско-оккультистских кружках вплоть до нашего времени продолжают верить в исключи-
тельную древность корпуса и принадлежность его Гермесу Вместе с тем с конца XIX
в начинается углубленное историко-филологическое и религиоведческое изучение
герметических текстов как памятников первых веков нашей эры.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.