Цыганка с картами, дорога дальняя …

Когда ГБ прижало меня окончательно и бесповоротно, жизнь вдруг заблистала новыми перспективами и внезапно открывшимся богатством выбора дорог. Порой я даже испытывал чувство облегчения и избавления от груза непомерных задач, которые я хотел возложить на свои плечи: литературная стезя накрылась медным тазиком, научная и профессиональная растаяли аки утренний туман. Оставалась неказистая на первый взгляд, но очень простая дорога труженика за хлеб насущный. Надо было забыть о Москве и Питере и совершить то, что Константин Паустовский называл «бросок на юг». Что я и исполнил. Я сел в поезд на Курском вокзале и сделал ручкой Арбатской площади и любимой пивной в Столешниковом. В поезде я отлично продрыхался и только перед Симферополем у меня меня стали смущать мысли — постоянно и назойливо звучали в голове строки из «Евгения Онегина»: «Там некогда гулял и я, но вреден Север для меня…»
Юг встретил меня с распахнутыми объятиями. Именно такое движение делает боксер в тяжелом весе перед решающим нокаутом: меня отказались прописать, не брали на работу и периодически оповещали, что еще чуть-чуть и меня можно сажать по статье «О тунеядстве».
Пришлось вертеться, как ужу под вилами…
Жизнь у же начала напоминать стихи пролетарского поэта Маяковского: «У меня идут года, скоро мне семнадцать, кем работать мне тогда, чем заниматься».
Перебрав в голове все свои таланты, я понял, что пора уходить в сферу «подпольного бизнеса», а поскольку фарцевать и перепродавать тряпки я не умел, то решил заняться народным целительством и гаданиями на картах. Это у меня получалось здорово. И что же? Очень быстро народная молва донесла до меня слухи о таинственном и всесильном «старце», предсказывющем судьбу и исцеляющего одной только улыбкой. Я стал, как писал О’Генри: «Индейским целителем и персональным магнитом — доктором Воф-Ху».
Поскольку я был уже рецидивистом, то добровольно надевать себе хомут в виде статьи УК «Незаконное целительство» — я не хотел, а потому выбирал в пациенты только мужичков с расстройством сексуальной сферы. Я рассудил, что ни один мужик, даже если его будут пытать огнем, никогда не сознается карательным органам о своем безутешном горе.
Так оно и стало… Я стал тихо жиреть и наливаться румянцем.
Вот тут-то меня и нашла главный детский гематолог города Тамара Соломоновна К.
У Тамары Соломоновны было большое горе — ее сынишка страдал от бронхиальной астмы и она, перепробовав все и всех, от безысходности, пошла по шарлатанам и гадалкам. И на этой торной дороге невозможно было пройти мимо доктора Воф-Ху — то есть меня.
Во время первой встречи ТСК была крайне удивлена моим владением медицинской терминологией и я открылся ей, что когда-то учился во Втором меде. Это ее как-то успокоило и она в первый раз посмотрела на меня, как на нормального, да и я убрал профессиональную загадочность с морды.
Сына Тамары Соломоновны я вылечил через два месяца — окончательно и бесповоротно, а счастливая и благодарная мать озолотила меня с ног до головы очень богатенькими и очень надежными клиентами. Так я пошел по рукам VIP-персон.
Денег стало достаточно много…
Через несколько лет Тамара Соломоновна позвонила мне и сообщила о своем решении эмигрировать в Израиль.
— И зачем вам это надо? — спросил я. — Там же ведь одни жиды. Вы с ними с ума сойдете.
— Слава, — сказала мне Тамара Соломоновна. — Когда ты просто болтаешь, ты говоришь одно, но когда ты раскрываешь карты — ты начинаешь вызывать доверие. Все! Приходи с колодой…
Я пришел и мы раскинули колоду. Получалось, получалось, что надо ехать — перспективы с работой по специальности превосходные, огромен шанс купить дом и славненько пристроить ребятню.
В конце гадания всплыл один нюанс… Получалось, что если Тамара Соломоновна начнет тут же искать себе работу, то ее ждет автокатастрофа с тяжелыми увечьями.
А не искать работу такая женщина не могла — иногда мне казалось, что внутри ее постоянно крутится какой-то мотор с КПД 1000%.
Тогда я предложил Тамаре Соломоновне свою фирменную гадательную фишку. Суть ее была в следующем: в стремных случаях я предлагал клиенту игру «В жизнь» — просчитав вероятность гадостного исхода я материализовывал его определенным количеством красных мелких карт, а вариант, что все будет горазд — одной черной картой, к примеру, тузом треф. Клиент об этом не знал… После этого я погружал испытуемого в легкий транс и просил его взять из предложенных одну единственную карту, которая полностью соответствует благоприятному исходу события.
Мы ломали судьбу, играясь с синхронией в карточные игры. По Юнгу я знаю, что синхрония так же падка на игры, как ребенок на чупа-чупс.
Я разложил перед Тамарой Соломоновной 7 карт и предложил взять ту, которая ее сама притягивает. Тамара Соломоновна вытащила туза треф.
Мы оба обрадовались!
— Ну что? — сказал я. — Удар мы как бы отвели. Но сама потребность в этом ударе никуда не делась. Удар придется либо по близкому человеку, либо придет ослабленным. Расскажете потом, как все было…
Через три года Тамара Соломоновна рассказала мне, что под автомобиль попал ее муж и его изрядно покалечило. Однако, он выздоровел, выкарабкивался тяжело, но все обошлось.
А на деньги, полученные в качестве компенсации за увечье, они купили дом.
Короче, все в кайф оказалось…

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.